taete (taete) wrote,
taete
taete

Category:

Большая Конюшенная ул., 15


[Большая Конюшенная ул.]

Творчество Грачева и его гражданская позиция принесли ему известность. Наверное, не было дня, когда его комнатушку, малопригодную для жилья, не навещали поэты, прозаики, филологи - среди них поэты Г. Горбовский, А. Кушнер, И. Бродский, прозаики А. Битов, М. Данини, О. Григорьев, В. Нечаев и многие другие. Приходили чаще всего со своими новыми произведениями. Суждения Грачева были всегда четкими, часто неожиданными, и для автора важными, как правило, указанием на его еще не раскрытые дарования.
https://lavkapisateley.spb.ru/enciklopediya/g/grachev-

Из его комнаты, окнами выходящей на Неву, вид на Дворцовую набережную был изумителен. Река и старинные дворцы на том берегу всегда таили что-то про запас , словом, в другой раз вся картина казалась опять новой, как бы невиданной раньше. В раме окна, этот вид вспоминается одним из лучших городских пейзажей, какие я видел в жизни.
https://kkk-bluelagoon.ru/tom5a/grachev.htm



Несколько деталей к его портрету студенческих лет из письма В. Крейденкова: «Он подошел ко мне на факультете, как будто мы с ним были давно знакомы, и заговорил. Я не раз наблюдал его легкость знакомиться с людьми... Оказалось, что мы оба живем в общежитии на Мытне.

Мытнинская наб., 5 Зоологический пер., 2-4 Добролюбова пр., 6
https://www.citywalls.ru/house10189.html
https://www.citywalls.ru/house22544.html


[Зоологический пер., 2-4]

[Большая Конюшенная, 15]Возвратившись в Ленинград, как детдомовец получил жилплощадь и был полон творческих планов. О нем заговорили как-то сразу. Редакторы журналов не жалели комплиментов. В комнатушку на ул. Желябова потянулась молодая литера¬турная братия. Там можно было увидеть поэтов А. Кушнера и Г. Горбовского, проза¬иков Майю Данини, Сергея Вольфа, Андрея Битова и массу другого пишущего и не пишущего народа. Впервые я увидел Бродского, когда он прощался с Грачевым, которому принес на отзыв поэму «Шествие». И со всеми – со старыми профессора¬ми и писателями и своими сверстниками – он яростно спорил.
http://belyprize.ru/index.php?id=197




Большая Конюшенная ул., 15
https://www.citywalls.ru/house3631.html

[Лазаретный переулок, 4]Так же вместе со студентами он выезжал в археологические экспедиции (весьма популярное занятие интеллигенции в то время – даже Бродский в такую ездил) и там на Байкале он встретил свою будущую жену Людмилу Кузнецову. К ней в её полуподвальную квартиру на Лазаретном переулке, 4 он и переселяется. Но жизнь преподносит им удар за ударом – рассказы Грачёва хоть и хвалят, но не печатают, Людмила работу в Ленинграде найти не может. В итоге они находят работу на двоих в поселковой школе рабочей молодёжи в Сортавале, где Рид преподаёт историю, а Людмила – литературу, заодно и неотапливаемый деревянный дом там же. Но пробыли они там недолго. Ему в 1964 г. – снова как сироте – власти выдают квартиру в рабочем городке Колпино под Ленинградом, так же оказывается в поле зрения народной дружины, возглавляемой Лернером – тем самым, кто активно ‘топил’ до этого Бродского.



Лазаретный пер., 4
https://www.citywalls.ru/house12095.html

[пр. Блюхера]О нём вспоминали в воспоминаниях бывшие шестидесятники, часть его произведений в начале 90-х была опубликована в Аргументах и Фактах. Этой газете мы так же обязаны и чудесным спасением Рида Грачёва от покушавшихся на его квартиру (однокомнатную на проспекте Блюхера), чёрных риэлторов в 1994 году, когда там было дано объявление о его пропаже. Бандиты, увидевшие это объявление, судя по всему, узнали в беспомощном инвалиде известного писателя и выпустили его из заточения от греха подальше и на другом краю города. Бывший писатель два дня потом добирался до дома и его мучения сказались на его здоровье – ногу поразила гангрена, её ампутировали и оставшуюся часть жизни Грачёв провёл в инвалидной коляске, окончательно отгороженный от людей.
https://dystopia.me/rid-grachev


Рид Иосифович Грачёв ( Вите, 18 июля 1935 года, Ленинград — 1 ноября 2004 года, там же) — русский прозаик, поэт, переводчик, эссеист. (W)



[Видео]https://youtu.be/pRm9q6IX_Hg
стихи Грачев Р.


[рассказ Грачева - Черная работа]

   Когда подошла моя очередь на квартиру, а стоял я в ней ни много ни мало — семь лет, мне предложили на выбор комнату в коммунальной квартире или же отдельную квартиру в пригороде К.
   Я не колеблясь выбрал квартиру, потому что семь лет, до подхода очереди, прожил в коммунальной, в комнате, соседствовавшей с кухней и предназначенной прежде для кухарки. Получив ордер, я поехал смотреть квартиру. Оказалось, что до К. полчаса езды, и это смутило меня с самого начала — все мои дела были в городе, так что приходилось соглашаться на ежедневную электричку. Я легко нашел новый квартал на берегу речки. Он состоял из нескольких одинаковых пятиэтажных домов, какие теперь строят повсеместно. Меня поразило сходство этих домов с вагонами — квадратные окна, приземистость. С одной стороны, непривычность архитектуры была неприятна, с другой — и с этим приходилось считаться — было ясно, что эти дома-вагоны строятся по нужде, чтобы хоть как-нибудь разгрузить город от избытка населения.
   Квартал был построен предусмотрительно — с яслями-садом и школой, а если учесть, что неподалеку располагался большой завод, — становилось понятно, что квартал строился не без умысла и что всякий, кому надоест ежедневно ездить в город, может сменить работу на новую, близкую к жилью.
   Техник-смотритель вручил мне ключи, и я отправился смотреть квартиру. Сразу, как только я вошел, на меня пахнуло свежим запахом краски, клея и сырого дерева. Пахло новизной, и этот запах внушил мне доверие к новому жилью. Правда, изнутри квартира еще больше напоминала вагон отсутствием подоконников, компактностью санузла, маленьким коридором, дверями с вагонными ручками из пластмассы. Мне предстояло придать этой квартире жилой вид, и я подумал, что с этим придется немало повозиться. Я не мог тогда и предположить, что меня ожидает здесь встреча с проблемой куда более серьезной, чем благоустройство. Вообще меня любят проблемы, они хотят, чтобы я их решал. И я решал их, одну за другой, более или менее успешно, пока не натолкнулся вот на ту самую проблему, о которой здесь пойдет речь.
   Если бы эту проблему можно было сформулировать в нескольких словах, не было бы и этого рассказа. Я и сам до сих пор не знаю, в чем дело, только догадываюсь. В сущности, пережив все, что случилось в К., я до сих пор не могу прийти в себя и всюду вижу отдельные черты пережитого, словно я унес жизнь в К. с собой. Так оно и есть, конечно: мы всюду оставляем частицы своей души, а если не оставляем, то носим в себе жизнь, на которую мы не потратились. Впрочем, бывает так, что сколько ни трать себя, все будет мало. Вот, наверное, это и случилось со мной в К.
   Я по природе человек открытый, живу не застегиваясь, без мундира. Все, что ни встречу, встречаю в лоб, напрямую. Не уклоняюсь от непонятного не потому, что не боюсь страшного, а по естественной наклонности характера. Эту черту я унаследовал от матери, она принимала жизнь, не уклоняясь от ударов судьбы, и погибла во время блокады от голода. По рассказам родственников, она могла выжить, если бы согласилась уехать по Дороге жизни. Она не согласилась не потому, что хотела умереть: просто она открыто принимала очередной удар судьбы.
   Зная об этой маминой черте, я понял на собственном опыте, в чем была ее правда. Она постоянно совершала самую черную работу, какая есть на свете: она убивала своей волей, своим ясным разумом все темное и непонятное, что встречалось на ее пути. Она убивала превратности судьбы. Мама была старшей в семье, поэтому никто из родственников не понимал, что было главным в ее жизни. Я понял это не сразу, потому что нас разлучила война, когда я был совсем маленьким. Не раз мне пришлось стукаться очень больно, прежде чем я осознал, что во мне с тою же силой работает мамин характер и что, столкнувшись однажды с превратностями судьбы, я сам не перестаю совершать ту же самую черную работу, которая погубила мою мать.
   Задним числом, уже став взрослым, я понял также, что мамина работа пользовалась признанием в окружавшей ее среде, что были люди, разделявшие ее ненависть ко всему слепому, стихийному и бесчеловечному, и что, наверное, она была не одинока в своей повседневной борьбе. Вероятно, этих людей не осталось, потому что чем сильнее мамин характер действовал во мне, тем более я чувствовал себя одиноким. Не одиноким, нет: отъединенным. В такие моменты я был подобен врачу, делающему сложную операцию. Я был целиком предоставлен самому себе и действовал на свой страх и риск, подчиняясь неосознанной, интуитивной воле. Но ничего темного в этом не было. Наоборот, сталкиваясь с чем-нибудь темным и непонятным, я вдруг осознавал, в чем тут дело и как следует поступить. Однако мать, вероятно, знала больше и лучше меня область, в которой она боролась. Я объясняю это ранней разлукой с матерью и только теперь вижу, что, оставив меня на произвол судьбы, она совершила роковую, непростительную ошибку.
Tags: Большая Конюшенная ул., Грачев, Зоологический пер., Лазаретный пер., Мытнинская наб., писатели
Subscribe
promo fontyler 13:12, yesterday 5
Buy for 20 tokens
Trump trails Biden in national polls. With two weeks until voting ends, the polls show Donald Trump is trailing behind Joe Biden. Трамп уступает Байдену в национальных опросах. До окончания голосования на выборах президента США остаётся две недели. Опросы показывают, что…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →